Школа боя

Автор: 4.10.2018

Признайтесь —акробатические «упражнения» в болливудских боевиках наверняка вызывают у вас снисходительную улыбку. Действительно, трудно поверить в то, что человек может так двигаться без страховочных тросов и других кинематографических ухищрений. Тем не менее каскадеры в Болливуде часто владеют калари-паятту — древним, как сама Индия, боевым искусством, от которого, по легенде, произошло китайское ушу.

boy Школа боя

КАЛАРИ-ПАЯТТУ ЕДВА НЕ ИСЧЕЗЛО ВО ВРЕМЯ КОЛОНИЗАЦИИ Индии англичанами. Но сейчас открывается все больше школ, где пытаются осваивать, развивать и сохранять эту технику.
Полутемный зал с трибунами, в центре глубокая яма. С одной стороны в ней дверь, с другой — алтарь. Горят светильники. Это место похоже на подземный храм, в котором вот-вот начнется мистический ритуал. И действительно, дверь распахивается, в центр выбегает кудрявый индиец, подлетает к алтарю и падает на землю. Потом встает, проводит ладонью над огнем и прикладывает ее к голове и сердцу. Через секунду он уже кружится по импровизированной арене в боевом танце: делает пируэты и сальто — ловкий, как пальмовая белка, и острый как нож. Зрители в зале одобрительно гудят, наблюдая за прыжками. Это показательные выступления мастера калари- паятту, древнего искусства, распространенного в индийском штате Керала.
Калари-паятту часто называют «боевой йогой», этой технике более двух тысяч лет. Название можно перевести с языка хинди как «школа боя», и в прежние времена эта техника реально использовалась в бою. Для ее освоения требуется колоссальная физическая подготовка, прежде всего — ловкость и растяжка. Бойцы способны драться, рас тянувшись в шпагате или подпрыгнув высоко в воздух.
Сегодня тренировки также проходят с применением боевого оружия, но мечи и ножи делают из дешевой стали и специально затупляют, чтобы избежать увечий, а для защиты используют небольшие легкие круглые щиты, похожие на медные тарелки. Точность и скорость реакции — важные качества бойца. Ошибешься на тренировке или выступлении — покалечишь партнера, ошибешься в бою — погибнешь. Доспехов никаких, а удары оружием наносятся агрессивно и быстро. Они настолько сильные, что во время показательных выступлений лезвия высекают искры. В качестве оружия используются мечи, топоры, копья. А еще серпы — любимое оружие богини смерти Кали, покровительницы убийц, и катары — острые кинжалы тычкового типа, их держат в руке на манер кастета.
Одно из самых опасных орудий — меч уруми. Это длинная острая лента из металла, которую носят, обернув вокруг пояса. Иногда это несколько полос, закрепленных на деревянной ручке. Ими бьют, как плетыо. Гибкие лезвия стремительно разворачиваются на полтора-два, а то и на несколько метров и способны травмировать нескольких атакующих противников одновременно.
В Керале работают десятки школ и тренировочных центров калари-паятту. Есть школы и за пределами штата — к примеру, тренер Ранджан Муларатт уехал из Кералы и открыл первую школу калари-паятту в Бангалоре, штат Карнатака. Именно там я впервые познакомился с этой техникой.
Бангалор — плотно населенная столица южноиндийского штата. Даже проехать через город на мотоцикле — задача не из легких: пробки, шум, гарь и копоть. Занятия проходят в закрытом зале, на одном из этажей высокого бетонного здания. Но техника калари-паятту любит открытые пространства, поэтому тренер с учениками выбираются на крышу — чтобы сражаться гам, с видом па мегаполис с индуистскими храмами и христианскими церквями, под аккомпанемент нескончаемых автомобильных гудков.
«В жизни я использовал свое искусство лишь дважды, — говорит Ранджан Муларатт. — В первый раз — когда учился в колледже. Ко мне прицепились хулиганы, пришлось с ними… поговорить. А во второй раз я ехал на велосипеде, и меня сбил грузовик. Я вылетел из седла, кувыркнулся в воздухе и приземлился на ноги. Если бы не подготовка, вряд ли остался бы жив!»
Тренер объясняет: калари-паятту — это не только физическое развитие бойца, но и духовное. Ученики должны отказаться от алкоголя, курения и употребления мяса. Каждый день бойцы по несколько часов должны проводить в молитвах и медитации, это обязательная часть практики. Самым опытным позволяют изучать марма-техники и акупунктуру. Марма — это места пересечения каналов, по которым, согласно индийской традиционной медицине, течет жизненная энергия. Воздействуя на эти точки, можно исцелить человека, а можно убить. К счастью, боевое их применение чаще происходит в болливудских кинобоевиках, чем в жизни.
Мне изучать акупунктуру не доверили и оружия в руки не дали. В индийских школах важна иерархия. Сначала осваиваешь базовую технику, прежде чем перейти к следующей ступени.
«Представь, что это не пустая рука, а меч. Так и бей ею, как мечом!» — командует тренер. И я бью рукой как мечом, прыгаю или пытаюсь растянуться в низкой стойке. После регулярных занятий йогой мне казалось, что основы калари- паятту я освою легко. Не тут-то было! Растяжка у бойцов еще лучше, чем у йогов. Вдобавок она активная — одна сложная поза может моментально смениться другой.
После тренировки — обязательный массаж. Один боец ложится на живот, другой перекидывает через потолочную балку простыню и, держась за ткань рукой, аккуратно переступает ногами по спине первого. Такой массаж позволяет быстро восстановиться и подготовить мышцы к большим нагрузкам. Эту технику используют и аюрведические целители, и артисты керальского танцевально-драматического театра кат- хакали, которые тоже готовят тело к прыжкам и сложным движениям. И наоборот — мастера калари-паятту нередко участвуют в боевых сценах спектаклей, посвященных, например, эпосу «Махабхарата», или выступают дублерами болливудских звезд в боевиках.
Существует теория, что изначально техника калари-паятту возникла не как боевое искусство, а как способ защиты от диких зверей. Согласно еще одной легенде, индийский монах Бодхидхарма принес искусство калари-паятту в Китай, и там оно трансформировалось в ушу.
В рукопашном бое есть восемь стилей, скопированных с повадок животных: кобры, петуха, кабана, льва, слона, буйвола, тигра и лошади. Мастера говорят: животное сражается всем телом, значит, и человек не должен бить только рукой или ногой. Пропуская через все тело волну энергии, ты должен научиться концентрировать ее и превращать в удар.
Со стороны эти замысловатые позы и подскоки кажутся декоративными и служат скорее для того, чтобы продемонстрировать мастерство бойца или деморализовать противника. В школах калари-паятту их преподают в качестве мнемонической техники. Воображая себя тигром и повторяя определенный цикл упражнений, тренироваться легче. Запомнив цикл, ученик может оттачивать его самостоятельно, без надзора тренера.
На протяжении нескольких десятилетий, вплоть до 30-х годов XX века, изучение калари-паятту было запрещено британской администрацией Индии. Якобы из-за опасности боевого искусства для мирного населения. Обнаруженные тренировочные залы англичане сжигали, а нарушителей сурово наказывали — стреляли из ружья в коленную чашечку, чтобы спортсмен никогда не смог вернуться к практике. Поэтому занятия проходили скрытно, а вместо оружия использовали стебли сахарного тростника, Сегодня бойцовские школы работают открыто. Считается, что занятия полезны для здоровья, помогают при ортопедических и сердечно-сосудистых заболеваниях, а также для психологического восстановления. Активнее всего занятия идут, как и курсы аюрведы, в сезон дождей, с октября по март.
Отдельная боевая практика называется «силамбам», это техника сражения на бамбуковых палках. И если за пределами Кералы школы калари-паятту распространены мало, то силамбам часто встречается и у соседей. Например, в южноиндийском штате Тамил-Наду, где мне тоже удалось побывать, В школе «Тега Пайирчи Салай» в Мадурае, открытой в 1942 году, сегодня занимается около 120 студентов. Основатель школы умер, и ею заведует его ученик — 86-летний Рамар. Каждый участок тренировочной площадки служит для своих целей. Там, где земля утоптана, тренируются с оружием. Там, где распахана, — занимаются борьбой.
«В землю мы добавляем аюрведические травы и масла, — говорит Рамар. — Если во время схватки боец поранился, он натирает рану землей, и она заживает».
Тренажеров в школе никогда не было, но есть турник и несколько камней, от которых можно отжиматься «йогическим» способом. Отжался от камней и встаешь в архо мукха шванасану — позу «собака мордой вниз». Тянешься, потом отжимаешься снова, и так 100 раз.
На утоптанной площадке ученики тренируются с палками, нанося удары друг другу. Кажется, что в это мгновение трещит не дерево, а кости несчастного, принявшего удар. «Палка движется во все стороны, — комментирует движения учеников Рамар. — Это хорошо развивает тело… И ум!»
После боя ученики идут на край площадки с разбитым на ней цветочным газоном. Среди цветов протоптана тропинка в форме восьмерки: ученики молча и неторопливо шагают один за другим — медитируют, восстанавливают психическое равновесие.
«Сейчас люди ослабли, не то что раньше! Видишь камень? — вздыхает Рамар, указывая на огромный валун в углу тренировочной площадки. — Раньше молодому человеку не разрешали жениться, если он не мог поднять этот камень и перебросить через себя!»
«А теперь они ходят в спортзал! Думают, что это модно, — смеется 65 летний Каннан. — Мы тренировались без этих глупых механизмов! И до сих пор кое-что умеем…» Каннан с легкостью встает на голову и замирает на несколько минут. Глядя на более молодого друга, старый Рамар тоже хочет продемонстрировать свою силу. Он наклоняется к валуну и пытается его поднять. По камень оказывается слишком тяжел для старика, его удается лишь немного приподнять над землей.
«Раньше получалось… Нужно больше тренироваться», — ворчит Рамар, недовольно потирая ладонью седую голову. Он мечет грозный взгляд на отдыхающих иод деревом учеников, и те, схватив палки, вновь возвращаются к занятиям. Чтобы отточить свое владение техникой до такого состояния, когда их движения заставят окружающих усомниться в том, что на бойцов действуют законы физики.